Медичний центр Надії Бурмаки   -   (Безкоштовний    0 800 300 608)    (093) 822-24-47     (067) 812-23-52     (066) 233-76-23

Сквозь радугу стакана

СКВОЗЬ РАДУГУ СТАКАНА

ББК 54.1 Б 90
Н. Бурмака
СКВОЗЬ РАДУГУ СТАКАНА
Черкассы: БРАМА. Издатель Вовчок О.Ю. 2007 – 52 с.
Издание второе.
Читателю предлагаются краткие выдержки из новой книги, которая написана (и
продолжает писаться) на основе многолетней и неустанной ежедневной практической
работы автора среди широкого круга людей, страдающих алкогольной зависимостью.
Главное в написанном – она заставляет задуматься, остановиться и… принять решение.
Профессор В. П. Яценко
Новая книга Н. Бурмаки – это популяризация знаний об особенностях лечения алкогольной
зависимости.
У вас с этим проблемы? Прочитайте книгу. Она поможет вам во многом разобраться,
переосмыслить настоящее, задуматься о будущем.
ISBN 966-8645-18-9
© Н.Бурмака. 2007

Я люблю учиться и поэтому много читаю.
Все, кто найдет в этой серии книг созвучие
идеи и мысли, могут с полным правом сказать,
что именно их труды послужили созданию
этого печатного издания.
С уважением и благодарностью
Автор

ДЛЯ КОГО СОЗДАВАЛАСЬ ЭТА КНИГА?

– Для вас, родители и дети.
– Для вас, учителя и ученики.
– Для вас, тех, кто устал быть рабом алкоголя. Ведь чаще всего пьют те, кто искал Бога и
не нашел его.
– Для всех, кто неравнодушен к судьбе своей страны.
Ибо чем глубже темень, тем быстрее просыпается интеллигенция. И каждый трезвый ум
может стать свечой здравого рассудка для заблудшего в дебрях алкоголизма, а всем нам
поможет дождаться рассвета и расцвета Родины.
В книге говорится в основном о мужчинах-алкоголиках. Но в равной степени материал
касается и пьющих женщин.

«Од тюрми, од суми ma од горілки не зарікайся».
(Українське, мудрість моєї мами).
«Лжи блюдися, и пьянства, и блуда, в том бо душа погибает и тело», – наставлял
потомков Владимир Мономах. Обратите внимание: сначала погибает душа, а уже потом –
тело.
Когда-то наши предки удивленно спрашивали в соответствующих ситуациях: «Откуда
взялся такой злой человек?». Сегодня мы чаще склонны задумчиво размышлять: «И чего это
он (она) такой добрый? Не иначе, как чего-то от меня хочет». Вырождаемся.

Больше болеют, раньше умирают родители; быстрее стареет и угасает любимая; любят и
ненавидят одновременно дети.
Страшная болезнь – алкоголизм – расстелилась под ногами болотной топью, прикрытой
сверху зеленой травкой. Так и манит взгляд: «Присядь, отдохни, развейся от забот дня».
Во всем цивилизованном мире термин «алкоголик» – это слово-диагноз. Оно
воспринимается спокойно, с пониманием, как и слова «диабетик», «сердечник», «ревматик».
У нас же слово «алкоголик» – это ругательство. Если человек лечится от алкоголизма, он
чаще всего пытается умолчать об этом факте из своей биографии. На немое удивление
бывших собутыльников страдальчески тычет пальцем в место расположения какого-либо
органа и, извиняясь, виновато бормочет: «Да вот, желудок (сердце, печень) что-то прихватило,
пока воздержусь».
Здоровый, непьющий человек в спившемся обществе должен притворяться больным,
чтобы выглядеть здоровым и нормальным.
Во Франции, исконной родине шампанского, широко известна народная пословица,
которая гласит: «Деды пропили печень внуков».
Алкоголизм – болезнь наследственная. И если первое поколение алкоголиков спивается
за 10-25 лет, то второе и третье – за 3-5 лет.
Мы пьем и в пьяном угаре не замечаем, что пропиваем своих детей, а то и внуков.
Как я отношусь к алкоголю? А как можно относиться к болоту?

Как можно относиться к трясине?

Поверхность болота покрыта зеленым, радующим глаз ковром, приглашающим каждого
желающего отдохнуть, набраться сил на его шелковистой траве, обещающим все радости
жизни под ярким солнцем и чистым небом. Но когда ты ступаешь на этот ковер, то
чувствуешь зыбкость под ногами, начинаешь терять равновесие. А ковер манит и манит, и
все вокруг блещет и благоухает, не предвещая беды, и ты идешь дальше. Падаешь,
проваливаешься, но идешь к желанной цели, словно не замечая этого. Упорно идешь, пока не
завязнешь в трясине по самое некуда.
И вот тут она, трясина, выплескивает тебе в лицо зловонную жидкость. Ты
захлебываешься, задыхаешься, делаешь отчаянные попытки выбраться, вернуться назад. Но
трясина держит тебя уверенно, засасывая все глубже и глубже.
Она смеется над тобой, издевается, хлещет в твою, уже обросшую грязной щетиной,
рожу все новые и новые порции вонючей, смердящей жидкости. Ты начинаешь забывать, кто
ты и что ты, зачем родился на свет. И лишь иногда, между глотками этой вони, в мозгу
вспыхивают отдельные видения и образы той далекой и такой недоступной теперь жизни.
Ты кричишь, ты взываешь о помощи, озираешься по сторонам и видишь, что все болото
вокруг тебя кипит, и брызжет, и поднимает волны. А из выплеснувшейся на берег трясины
поднимаются тюрьмы, детские дома, дома престарелых, стоят толпы забытых и
брошенных родных и знакомых. Кажется, появились вдалеке брошенные и забытые тобой
старые мать и отец. Хохочут вокруг толпы чинуш и бюрократов – «Еще один попался!».
Озираешься и видишь, что кругом полно таких, как ты, и кто-то в пьяном угаре стремится к
центру болота.
А вверху солнце, жизнь, вселенная… Трясина смыкается над твоей головой. Все. Нет
тебя.

(Сочинение неизвестного мне автора)

* * *

…В зале присутствуют более 40-ка человек шести- и семиклассников. Собрались мы, как
обычно, без учителей и родителей. Это моя обязательная просьба к организаторам подобных
встреч.
Обращаюсь к ребятам:
– Кто из вас уже хотя бы раз пробовал спиртное? В ответ -стеснительное хихиканье.
Тогда я видоизменяю вопрос:

– Скажите, пожалуйста, кто из вас ещё ни разу не пробовал спиртное?
Поднимается три руки.
– Вам, наверное, приходилось видеть подобное, – продолжаю я. – Иногда случается так,
что человек не может контролировать себя при употреблении спиртного. То ли пьёт много, то
ли у него поведение изменяется, то ли и то, и другое вместе приключается. То есть, у человека
развивается болезнь, которая и называется алкоголизмом. Есть ли среди вас в зале ребята,
которые опасаются спиться? Которым через какое-то количество лет необходимо будет
лечиться от алкоголизма?
В ответ, как всегда на этой стадии разговора, звучит громкий уверенный смех:
– Ну вот, в будущие алкоголики нас записали! Выдержав паузу, я спокойно им говорю:
– К сожалению, согласно статистике, не менее пяти из вас сопьются. Как
свидетельствуют научные исследования, – каждый восьмой мужчина у нас становится
алкоголиком. Нас в зале – чуть более сорока. Посчитайте, а затем вглядитесь в лица друзей.
Кто из вас через 10-15 лет, а то и раньше, будет иметь синеватое отёкшее лицо, мешки под
глазами, предательски дрожащие руки по утрам? Для кого бутылка станет главнее работы,
увлечений, семьи? А когда будете возвращаться домой и увидите по дороге людей с потухшим
взглядом, небритых, в неопрятной одежде – вглядитесь в них повнимательней: не ваше ли это
будущее?
Те же исследования сообщают нам, что на каждого официально зарегистрированного
алкоголика приходится как минимум 4 незарегистрированных. Так сколько же всего сопьётся?
-И кто?
-Вы?
-Вы?
– Или Вы?

ОНИ НЕ ХОТЕЛИ ЗАБОЛЕТЬ
Сначала берешь бутылку, затем бутылка берет тебя
(норвежская пословица)
Все, кто обращаются ко мне за помощью, искренне удивляются тому, как мол де вышло,
что они спились. Ни один человек не смог указать на четкую границу между «просто
выпивал» и «пристрастился к спиртному». Самой расхожей в таких рассказах становится
фраза: «Я сам не заметил, как это вышло».
Так отчего же это случается? Почему один человек пьет свои 100 граммов регулярно до
конца жизни и ему, как говорится, не вредит, а иной через 5-10 лет становится так
называемым «конченым алкоголиком»? Существует ли предрасположенность к алкоголизму?
И где та грань, за которой начинается болезнь?

КОМУ НЕ ПОВЕЗЛО

Следует отметить, что частая передозировка спиртного способствует быстрому
формированию алкоголизма у любого человека. Но есть категории людей, у которых
подобные проблемы проявляются особенно быстро. Кому не повезло?
■ Тем, у кого в роду два или одно поколение пили («Деды пропили печень внуков» – фр.
нар. мудр.);
■ все женщины, так как природа даже догадаться не могла, что хранительница генофонда
будет экпериментировать со спиртным, и потому изначально у женщин процессы метаболизма
алкоголя протекают иначе, чем у мужской популяции;
■ тем, кто имел черепно-мозговую травму;
■ перенес инфекционно-воспалительные мозговые процессы;
■ занимался контактно-агрессивными видами спорта, например, бокс, борьба («Выпьет
100 граммов, а натворит на 3 литра»);
■ люди с ослабленной имунной системой (ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС;
■ поколение, родившееся в условиях, связанных с воздействием повышенного
радиационного фона, др.);

■ участники деятельности, связанной с психологическим перенапряжением (например,
лица, перенесшие кризисные состояния психики, обусловленные участием в военных
действиях или действиях, приближенных к военным;
■ пусковым механизмом также могут служить драматические жизненные ситуации, др.);
■ людям с неустойчивым типом или поражением нервной системы (при неврозах и
некоторых формах психопатий алкоголизм часто начинается с состояния: «Выпью, чтобы
успокоиться» или «Выпью, и жизнь кажется лучше»);
■ в группу риска входят также представители психологического типа «интраверты», т.е.
люди сочень низким болевым порогом, впечатлительные, очень ранимые и при всём этом
хранящие все переживания в себе. Они склонны ранее, чем другие, отчаиваться и
разуверяться. Именно о них говорят: «Пьют те, кто искал Бога и не нашёл Его». К тому же,
интраверты дают высокий процент суицидов в состоянии опьянения.
А если у вашего знакомого совпадает несколько факторов (и сын алкоголика, и имел
черепно-мозговую травму), тогда риск быстрого развития алкоголизма намного
увеличивается.

ЕЩЕ МОЖНО ГОДИК-ДВА ПОГУЛЯТЬ, ИЛИ УЖЕ НАДО

БЕЖАТЬ ЛЕЧИТЬСЯ?
Ни один попутный ветер не поможет паруснику,
не имеющему заданного курса.
Основное количество пьющих считают, что алкоголик – это неопрятно одетый человек с
бордовой физиономией, синим носом и трясущимися руками, околачивающийся возле
питейных заведений в надежде на дармовую выпивку, соображающий «на троих» и ночующий
преимущественно на скамейке в городском парке или под забором. Да, это алкоголизм, но уже
в своем финале, когда человеку можно помочь очень неполно. В основном посредством
медицины продляется на какое-то время бренное существование несчастного на этой земле.
Болезнь началась задолго до этого.
Как беременность имеет свои этапные сроки – две недели, два месяца, пять месяцев,
девять месяцев – так и алкоголизм развивается исподволь, часто незаметно для пьющего
переходя из одной стадии в другую.
Существуют ли четкие критерии, когда необходимо обратиться за лечением? Да,
существуют! Сигналом того, что Вам необходимо обратиться за помощью, являются такие
признаки:
1. Спиртное уже не только не вызывает тошноты, головокружения и прочих неприятных
ощущений, а организм как бы привыкает к нему, и прием даже большой, сильно опьяняющей
дозы алкоголя не вызывает защитной реакции – рвоты.

Повышается толерантность к спиртному.

2. Теряется контроль дозы. Вы собирались выпить немного, а выпили столько, сколько
поместилось («до упора»). Принятая доза не дает ощущения опьянения, а лишь вызывает
непреодолимое и неконтролируемое желание пить ещё и ещё.
«Выпил меньше, чем хотелось, но больше, чем мог» Утрачивается контроль за
количеством выпитого.
3. «Травматики», а также ребята, у которых в роду пили, ранее других дают изменения в
поведении при опьянении. Чаще проявляется агрессия, злобность, провалы в памяти,
склонность к антисоциальным поступкам и т.п.
Иногда проявляется аутоагрессия (самобичевание, склонность к самоубийствам).

Все более теряется ситуационный контроль.

Если у Вашего знакомого наблюдается хотя бы один из этих признаков, я настоятельно
рекомендую обратиться за консультацией к врачу-наркологу.
В каждом областном и в большинстве районных городов есть учреждения,
занимающиеся лечением алкоголизма. Абсолютное большинство из них соблюдает

анонимность общения с пациентом. Информацию об этих лечебных заведениях Вы
можете получить или по телефону местного отдела здравоохранения, или же
почерпнуть сведения из рекламных изданий.

ГОВОРИТЬ НЕКОГДА – НЕОБХОДИМО ДЕЙСТВОВАТЬ

или С ЧЕГО ОНО НАЧИНАЕТСЯ?

«Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко…»
(из фильма об Алисе)
Человек склонен напрягаться при наличии реальной угрозы. Реальная угроза – это
степень вероятности угрожающего события и его отстраненности во времени.
Если ваши взгляды и взгляды близких на степень погружения в проблему расходятся,
предлагаем дополнительный тест для оценки собственного состояния.
ПРЕДРАСПОЛОЖЕНЫ ЛИ ВЫ К АЛКОГОЛИЗМУ?

1. Опоздав к застолью, с удовольствием пи вы соглашаетесь на предложение выпить
«штрафной» бокал?
2. Вы замечаете, что желание выпить становится все сильней и что вы начинаете
пить все больше и больше, все чаще и чаще?
3. Выпиваете ли вы спиртное после неудачного дня?
4. Часто ли вы сожалеете о сказанном в состоянии подпития?
5. Появляется ли у вас после попойки ощущение вины, испытываете ли вы угрызения
совести?
6. Вы начали нуждаться в выпивке для облегчения или снятия чувства разочарования,
беспокойства, неудачи, депрессии, напряжения, робости или застенчивости?
7. Если вы случайно перепили, испытываете ли вы на следующее утро вялость,
разбитость, недомогание, дрожание рук?
8. Испытываете ли вы потребность опохмелиться после приема спиртного?
9. Едите ли вы меньше, чем обычно, когда выпиваете?
10. Случаются ли у вас иногда провалы памяти при опьянении?
11. Возникает ли у вас после первых рюмок желание пить дальше? Хочется ли вам
продолжить пить после того, как друзья уже остановились?
12. Вам перестает нравиться бывать там, где скупятся на спиртное?
13. Вы обычно пьете без какой-либо конкретной причины?
14. Пили ли вы в последние месяцы в случайных местах (на улице, у магазина, в подъезде
и т.д.)?
15. Пьете ли вы с незнакомыми людьми?
16. Нравится ли вам пить в одиночку?
17. Замечаете ли вы за собой потребность регулярно выпивать несколько рюмок по
дороге с работы домой?
18. Пьете ли вы регулярно для аппетита?
19. Бывает ли так, что вы злоупотребляете спиртным несколько дней подряд?
20. Становится ли ваше пристрастие к алкоголю предметом обсуждения у знакомых?
21. Бывает ли, что вы начинаете замечать за собой привычку давать обещания себе и
другим уменьшить потребление алкоголя, но не сдерживаете его?
22. Противитесь ли вы разговорам об алкоголе?
23. Замечаете ли вы за собой склонность к преуменьшению количества выпиваемого
вами спиртного?
24. Приводите ли вы оправдания или обещаете больше не пить, если вас упрекают в
частых выпивках?
25. Делали ли вам на службе замечания по поводу того, что вы пьете в рабочее время?
26. Были ли у вас конфликты с милицией из-за употребления алкоголя или управления
автомобилем в нетрезвом состоянии?

27. Вы замечаете за собой стремление самому позаботиться о своей выпивке, не
обсуждая и не советуясь по этому поводу ни с кем?
28. Испытываете ли вы или ваша семья финансовые затруднения из-за вашего
пристрастия к спиртному?
Ответ «да» хотя бы на один из этих вопросов должен обеспокоить вас – он может
свидетельствовать о надвигающейся зависимости от алкоголя. Два положительных ответа
говорят о необходимости консультации нарколога.
Кто-то может сказать: «Это моё личное дело. Я сам выбираю, как мне жить».
Выбирайте. Но ведь вы обитаете не жизнью таежной затворницы Агафьи Лыковой. Вы
живете среди людей. Согласуйте же свой выбор с обязанностями перед семьёй и обществом.
Может, вы выпиваете потому, что так легче жить? Ни о чём не думая, не решая, не видя,
не чувствуя всего, что вас окружает? По принципу: «Выпью – и всё по барабану! Никаких
проблем!»

Алкоголизм – это болезнь, при которой
мы обижаем, а порой и мучим прежде всего тех,
кого сами больше всего любим.

Когда мне говорят: «Я уже всё понял, я сам брошу и пить не буду, вот поверьте мне!» – я
отвечаю:
– Я верю Вам, но не доверяю вашей болезни.
А как бы вы отнеслись к аналогичным заверениям людей, страдающих эпилепсией или,
например, стенокардией?
Вы бы поверили им, что они сами способны контролировать течение болезни? И при
этом они «железно» обещают, что припадков эпилепсии (приступов стенокардии) у них не
будет?

Алкоголизм – это тяжелая болезнь, при развитии которой
человек нуждается в обязательном лечении.

У НИХ И У НАС

На Востоке, когда хотят пожелать человеку чего-то недоброго, говорят: «Чтоб ты жил в
интересные времена!», т.е. во времена перемен.
Вот уже идет второе десятилетие наших «интересных времен». И, как и во всем мире в
аналогичных ситуациях, значительно выросли социальные болезни: алкоголизм, наркомания.
А наше время подарило детям ещё и токсикоманию (по принципу «пир во время чумы»).
Если говорить конкретно об алкоголизме, то иногда у меня складывается впечатление,
что пьём мы, как перед концом света. Пьём под множественные зарубежные фильмы об «их»
наркоманах и алкоголиках, аргументируя при этом фразой: «Все и везде пьют! Вот, посмотри
на экран, какие ужасы там показывают».
Для тех, кто может сослаться на подобные факты, предлагаю тест, по которому
определяют алкоголизм в Америке:
АЛКОГОЛИК: ВОЗМОЖНО, ПОЧТИ, НАВЕРНЯКА… (Тест, составленный в
университете Джона Гопкинса (США))
1. Прогуливаете ли Вы рабочие часы из-за злоупотребления алкоголем?
2. Мешает ли употребление алкоголя Вашей семейной жизни?
3. Пьете ли Вы из-за робости?
4. Влияют ли выпивки на Вашу репутацию?
5. Чувствуете ли Вы после употребления алкоголя угрызения совести?
6. Не испытываете ли Вы из-за выпивок финансовых затруднений?
7. Не привлекает ли Вас во время выпивок общение с людьми более низкого культурного
уровня, чем Вы сами?
8. Не делает ли Вас алкоголь более равнодушным к благополучию семьи?

9. Не стали ли Ваши стремления более ограниченными с тех пор, как Вы начали пить ?
10. Тянет ли Вас на употребление алкоголя в определенное время дня?
11. Хочется ли Вам выпить на следующее утро?
12. Влияет ли употребление алкоголя на Ваш сон ?
13. Снизилась ли Ваша работоспособность с тех пор, как Вы начали пить?
14. Ставит ли употребление алкоголя под угрозу Вашу работу?
15. Пьете ли Вы, чтобы забыть заботы и неприятности?
16. Пьете ли Вы в одиночку?
17. Случаются ли у Вас периоды полной потери памяти после выпивки?
18. Лечились ли Вы от каких-либо последствий злоупотребления спиртным?
19. Не пьете ли Вы, чтобы поддержать чувство собственного достоинства?
20. Были ли Вы когда-нибудь на излечении по поводу злоупотребления спиртным?
Двадцать вопросов. Вы полагаете, что ответы надо складывать, затем делить и
умножать ради какого-то коэффициента. Но этот тест выбран именно потому, что все
гораздо проще.
Если вы ответили «Да» хотя бы на один вопрос, то, возможно, вы -алкоголик. Если
ответили «Да» на два вопроса, то вы – почти алкоголик. Если вы ответили «Да» на три
вопроса, то вы – алкоголик наверняка.
Как вы думаете, какой процент алкоголезависимого населения нашей страны мы бы
вывели согласно этому тесту?

ЧТОБЫ ИЗМЕНИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ К ЛУЧШЕМУ

Когда я предлагаю поглубже познакомиться с проблемами алкоголизма, обычно
некоторые из пьющих ребят полуиронически, полустрадальчески комментируют: «И так
знакомы, куда глубже».
И все же мы пытаемся выяснить у каждого объем знаний на эту тему. Оказывается, что
большинство из них знакомы только с так называемыми мерами безопасности хмельного
состояния, да и то чаще всего их не выдерживают.
В основном, больные рассказывают, как отличить качественную водку от подделки,
сколько надо выпить, чтобы утром «не трясло», чем и как надо правильно опохмеляться,
потому что «неправильное похмелье ведет кзапою», как смягчить страдания, когда перебрал –
вот, пожалуй, и все знания.
Кстати, часто в процессе беседы звучит фраза: «Знать-то знаю, но иногда ситуация
выходит из-под контроля».
К сожалению, подобной просвещенности явно недостаточно для решения проблемы
алкоголизма.
Родственники пьющих людей обычно считают алкоголизм «болезнью воли» и просят
укрепить «силу духа и характер» у больных.

ВРАГА НАДО ЗНАТЬ В ЛИЦО

Людей, употребляющих спиртные изделия, принято разделять натри группы:
– «традиционщики»; -бытовые пьяницы; -алкоголики.
«ТРАДИЦИОНЩИКИ»

Геннадий Андреевич Шичко назвал людей этой группы «принужденниками». Они
выпивают в преобладающем большинстве случаев «по традиции», повинуясь обстоятельствам,
употребляя спиртное редко и в небольших количествах. Алкоголь в их жизни не есть
вещество, скрашивающее жизнь – «традиционщики» свободно отказываются от алкоголя на
длительное время, не испытывая при этом эмоционального или физического дискомфорта.

БЫТОВОЕ ПЬЯНСТВО (И пили они долго и счастливо…)

К бытовым пьяницам можно отнести как людей, выпивающих понемногу почти
ежедневно, так и тех, кто принимает спиртное время от времени («к событию»).

Если с возрастом и питейным стажем нет потери ситуационного или количественного
контроля, -такого человека свободно можно отнести к лицам, употребляющим алкоголь на
бытовом уровне.
Считается, что в преобладающем большинстве случаев такая форма пьянства безопасна в
социальном и личностном плане.

АЛКОГОЛИЗМ

Согласно определению комиссии экспертов при Всемирной организации
здравоохранения (ВОЗ), термин «алкоголизм» не означает какой-либо нозологической
единицы, а к алкоголикам относятся «неумеренно пьющие лица, чья зависимость от алкоголя
достигла такой степени, что они обнаруживают нарушения соматического и психического
здоровья или конфликты в области отношений с другими людьми, а также в области
социальных и экономических функций, или же обнаруживают предвестники такого развития и
потому нуждаются в лечении».
Различают три формы болезни:
– запойный алкоголизм;
– систематический алкоголизм;
– перемежающийся алкоголизм.

ЗАПОЙНАЯ ФОРМААЛКОГОЛИЗМА

Вначале человек пьет не более одного-двух дней, но достаточно систематически,
например 1 раз в месяц. С течением времени запои становятся более продолжительными, а
перерывы между ними – короче. В период между запоями больные равнодушны к виду и
запаху спиртного. И это обстоятельство они используют при аргументации своего отказа от
лечения. Дескать, я просто «находной» пьяница – на меня «находит». Алкоголик тот, кто пьёт
каждый день, а я вот абсолютно здоровый человек: хочу – пью, а не хочу – не пью. И даже
пробуют отодвигать запои.
Но болезнь есть болезнь. Уже изменена ферментативная деятельность печени, да и
алкогольный обмен веществ требует своего. Рано или поздно время запоя приходит
неизбежно.

СИСТЕМАТИЧЕСКИЙ АЛКОГОЛИЗМ

Больные систематической формой алкоголизма выпивают пусть и понемножку, но почти
каждый день.
Если условия работы вынуждают воздерживаться от алкоголя днем, то к вечеру
«приложение к бутылке» должно состояться обязательно.
На медицинском языке это называется «отсроченное похмелье». Интересно, как люди с
этой формой алкоголизма мотивируют отказ от лечения. Они говорят, что «алкоголик – это тот
человек, который пьёт запоями, а я дозу знаю. Я – по чуть-чуть, хоть и каждый день».
Предложение: «А вы попробуйте вообще не пить хотя бы месяц-два» – отвергается с
недоумением: «А зачем? Я всегда это сумею сделать».

«Систематический» алкоголик обычно спивается по схеме:
после работы -> на работе -> вместо работы
ПЕРЕМЕЖАЮЩИЙСЯ АЛКОГОЛИЗМ

Эта форма болезни вмещает в себя признаки как систематического, так и запойного
алкоголизма.
Человек может пребывать «навеселе» месяц-два, а то и больше. Пьет понемногу, в
основном после работы. Но, однажды перепив, погружается в запой.
Психическая деградация личности при этой форме болезни обычно заметна уже на
ранних ее этапах.

СТАНЬ САМ СЕБЕ ВРАЧОМ, или КУДА ИДЕМ?

(Стадии алкоголизма)
Пьют люди по-разному: с воздержанием – когда
за стенку держится; с расстановкой – когда
двое ведут, а третий ноги переставляет;
с расположением – когда лежит врастяжку.
(Нар.).
Традиционная медицина нашей страны длительное время выделяла три стадии
алкоголизма. И мне кажется целесообразным рассмотрение болезни и с этой точки зрения.
Итак, три стадии алкоголизма.

«ВЕСЕЛЫЙ ПАРЕНЬ»
(первая стадия)

В контору пришел новый сотрудник.
Один из старых спрашивает его:
– Как вас зовут? – Семен Митрофанович.
– Надо же! А меня Иван Сергеевич.
Я думаю, это надо обмыть.
Первая стадия алкоголизма чаще всего расценивается как бытовое пьянство, хотя
любому грамотному врачу видны все признаки болезни.
Еще нет видимых разрушений организма. Но увеличивается частота выпивок и
количество потребляемого спиртного. Если раньше человек, бывало, перепил, у него
обнаруживаются признаки острого отравления, втом числе тошнота и рвота. Рвотный рефлекс
в 1-ой стадии исчезает. Больной убежден, что он «научился пить».
Зато с самого начала развития заболевания начинаются личностные изменения.
Проявляется и все более прогрессирует лживость, эгоизм, бахвальство, снижение возможности
критически оценивать свое состояние. Возрастает психологическая ориентированность на
алкоголь.
На этом этапе пьющие приятели вызывают больше симпатий, чем непьющие. С
непьющими как-то неинтересно. Алкоголезависимый человек уклоняется от встреч с ними.
Если раньше он встречался с друзьями ради общения, то теперь подобную встречу не
представляет без выпивки.
Увеличивается круг приятелей, прежде всего пьющих. Дома он старается иметь запас
спиртного и обычно мотивирует покупку тем, что могут неожиданно прийти гости и
возникнет необходимость. Но так как спиртное вследствие этого становится близким и
доступным, то обычно оно надолго не задерживается.
Присутствует выраженная психологическая зависимость от алкоголя. Пить нравится.
Мысли о спиртном вызывают приятное возбуждение. Еще нет яркого похмелья – наутро
помогает квас, рассол, чашка крепкого кофе. Нет выпадения памяти, нет запоев. Но пьется в 2-
3 раза больше и 2-3 раза чаще. Используется любой повод, чтобы принять участие в пьянке.
Одним из характерных признаков, свидетельствующих о развивающейся болезни,
становится изменение поведения в подготовке или ожидании предстоящего застолья. Человек
оживляется, становится более веселым и жизнерадостным: он суетится в предвкушении
выпивки и спешит побыстрее закончить дела, чтобы заняться приготовлением к радостному
событию. Такой человек будет поторапливать других не только на этапе подготовки к
выпивке, но и в процессе застолья, первым поднимая рюмку (так называемый «симптом
опережения круга»).
Со временем причин для выпивки становится все больше: покупка, завершение какой-
либо работы, «с устатку», «от обиды», «чтобы расслабиться» и т.д.
Любое событие может стать предлогом: радости и неприятности, дни зарплаты,
посещение сауны, после смены. Если видимых поводов нет, начинается их активный поиск.
Всякое дело предлагается обмыть или «поставить» за него. На любую просьбу, даже
незначительную, звучит: «С тебя причитается». Если выпить не предлагают – обижается.

Причины употребления спиртного вуалируются под общепринятые и традиционные
(дружба с соседями, взаимопомощь по гаражу, семейные праздники сослуживцев и знакомых).
Прием алкоголя пьющий человек объясняет желанием повеселиться («без бокала нет вокала»),
а не стремлением к самому состоянию опьянения, хотя на самом деле именно в этом
заключается причина. В оправдание своего пьянства он рассказывает о якобы благотворном
воздействии алкоголя на организм (спиртное бодрит, придает силы, снимает усталость и боль).
И даже если видны явные негативные последствия его алкоголизма – все отрицает.
Такое состояние называется АЛКОГОЛЬНОЙ АНОЗОГНОЗИЕЙ. «Вы говорите, что я
алкоголик, а у нас говорят – веселый парень!». Выражается оно в отрицании очевидных
проявлений болезни. Причем надо отметить, что это не просто лживость или симуляция – это
стойкая убежденность в том, что алкоголизма как такового у него нет, сопровождающаяся
игнорированием проявлений болезни и яростными попытками доказать свое «право» на
употребление спиртного.
Все чаще проявляется эмоциональная нестабильность. Настроение легко перепадает от
гипервеселья до недовольства и раздражительности.
Верным тестом на первую стадию алкоголизма будет следующий вариант поведения:
пришел друг (сосед, знакомый) и предлагает: «Есть бутылка. Пойдем выпьем!» А вы в этот
вечер, например, собрались посмотреть фильм, заняться детьми или хозяйством. Ваш выбор?
Большинство моих пациентов отвечает приблизительно следующее:
– Ну, как можно не пойти? Раз откажешься, два откажешься, в третий не позовут. А
позже пойду – без меня выпьют. Не-е, если уж пригласили, бежать надо по первому зову.
Если вы в подобной ситуации поступаете аналогично и раз, и второй, и третий, то можете
поставить себе диагноз, как минимум, 1-ой стадии алкоголизма.
Преобладает психическая зависимость от алкоголя (нравится быть пьяным). Дозы
спиртного и частота выпивок постепенно возрастают в 2-3 раза (возрастает
толерантность). Исчезает рвотный рефлекс. Абстинентный синдром (похмелье) выражен
слабо.
Намечается снижение способности воспроизведения всех событий периода
опьянения. Из физических разрушений наиболее ярко проявлены изменения со стороны
нервной системы – снижается нравственность (нарастают изменения в эмоционально-
волевой сфере, равнодушие к проблемам семьи, лживость, бахвальство).
Стойкая алкогольная анозогнозия (отрицание болезни вследствие снижения
критики к самому себе).
Пьянки камуфлируются под общепринятые традиции.
В большинстве случаев больной социально адаптирован и при соответствующем
усилии может без врачебного вмешательства (самостоятельно) воздерживаться от
спиртного.
В первой стадии еще можно прибегнуть к кодированию на дозированное употребление
спиртного, если при опьянении не наблюдается потери ситуационного контроля. Этот вид
лечения помогает отодвинуть развитие болезни на 3-6 лет.
Невзирая на кажущуюся безобидность пьянки, даже на первой стадии больной не
застрахован от уродливых проявлений болезни.
«… Один чоловік у нас в селі посварився із жінкою і думав налякати. Відкрив від балона
газового кран. Думав, жінка прийде варити їсти, так він зірветься і налякає її. Та вийшло
зовсім інакше. Сам він був випивший, а ще пішов добавив і забув за той газ. Прийшов у кухню,
сів закурити, газ зірвався і викинув його через стіну. Так що з опіками він пролежав у лікарні
більше ніж півроку».

«Я ПЬЮ, ВСЁ МНЕ МАЛО…»
(вторая стадия алкоголизма)

Бывают дни, когда так плохо,
Что даже чай не лезет в глотку.
Тогда спасает только пиво,
Которым запиваешь водку.
(Из переживаний практика)
В первой половине этой стадии дозы алкоголя достигают апогея и могут долго
удерживаться на этом уровне. Ухудшается память; появляются запои или систематическое
пьянство. Именно эту стадию алкогольный фольклор характеризует как степень
«малопьющих» («пью -и все мало») или любителей («люблю выпить»). Появляется
похмельный синдром.

«С пивка головушка болит, с вина просыпанье тяжело».
«Перед хмелем падко, во хмелю сладко, похмелье гадко».
(Нар.)
Сначала понемногу, а затем все более ярко дают о себе знать по утрам после обильной
выпивки головные боли, разбитость, слабость, головокружение, тошнота. Резко повышается
раздражительность.
Судят человека за то, что он разбил пустой пивной ларек. Судья просит объяснить
причину поступка.
– Встал поутру после вчерашнего – корячит всего. Плетусь к палатке с пивом –
похмелиться. Ан смотрю – а пива-то нет. И табличка висит: «Пива нет». Ну, добро бы по-
человечески написали, сочувственно: «Пива нет», а то ведь с издевкой, с ухмылкой вывели:
«Пива нет». Ну, я и обиделся.
В начальном периоде подобное состояние продолжается не более суток. Если больной не
прекращает алкогольные возлияния, организм все более разрушается, и тогда похмелье длится
3-5 дней и более. Из субъективных ощущений прибавляется бессонница, тоскливость,
дрожание рук (тремор), чувство страха, беспричинная (неясная) тревога.
«…Как хорошо быть трезвым! Просыпаешься утром, голова свежая, завтракаешь,
идешь на работу, ни от кого не зависишь, не боишься. Совсем не то после пьянки. Не дает
проклятая бутылка поспать, все думаешь, где ее спрятал. Долго ищу, выпиваю стакан,
закуриваю, опять ложусь, но подняться уже трудно. Куда же я пойду, если дома есть
бутылка. Опять наливаю, опять закуриваю, опять ложусь в постель. Телевизор, газеты,
книги меня не интересуют. Так проходит недели две домашнего затворничества. Кончилась
водка, начинаю просить ее у жены, меня трясет. Если не дает, выгоняю ее из дому или
нахожу собутыльников, ухожу к ним. Но чаще всего жена, боясь скандалов, таки запасала на
ночь бутылочку – приучил. Вот так и проходит жизнь пьющего человека».
Страдания больного становятся настолько глубокими, что медики об этом
высказываются так: «Муки пьющего человека во второй стадии алкоголизма на похмелье
равны ампутации конечности без наркоза».
Это состояние рождает еще один обязательный признак второй стадии алкоголизма:
повышенное обоняние на спиртное. Больной как-бы интуитивно находит все места, где
родственники прячут бутылки. Подобная особенность организма пьющего человека
включается как аварийная система: ведь после принятия спиртного мученику от алкоголизма
на какое-то время становится легче. Аналогичные защитные механизмы обеспечивают у
слепых людей обострение слуха.
Нередко в этом состоянии возникают тяжелые психические нарушения. Может
проявляться немотивированная склонность к самоубийству.

«Был у меня хороший, очень хороший друг Петя. В прошлом году как раз под Новый год.
Это было 30 декабря, мы с ним до этого ездили в район и купили много игрушек для елки,
потом приехали и пошли в магазин в поселке и купили там две бутылки водки. Одну выпили,
потом сходили в лес, вырезали елку, принесли домой. Потом выпили вторую. Петя радостный
был, говорит, я пойду домой одевать елку. Я остался дома и начал с детьми одевать елку,
где-то примерно часа через два прибегает его жена и говорит, что Петя повесился. Пришла
с работы и уже застала его».
Непредсказуемы по последствиям как для самого пьющего, так и для его окружения
бредовые состояния.
Хочу привести описание, сделанное больным на пике болезненных переживаний:
«…Было это в октябре. После беспрерывных пьянок я решил прекратить пить – надоело,
да и плохо себя чувствовал. Не пил целый день, хоть и было плохо, болела голова. Вечером
пошли на день рождения тещи, там тоже не пил. Болела голова, я лежал на веранде. Вдруг
слышу разговор мужчины и женщины. Вышел на улицу – никого нет. Вдруг за кустами снова
услышал голос знакомого парня. Я – за кусты, а там опять никого нет. Тут я понял, что со
мной что-то не то творится. Вечером, когда пил чай, в окне показалась мужская голова.
Мать и жена ее не видели. А ночью приснилось, что меня прокляли бывшая любимая девушка
и жена. Об этом мне опять сказал мужской голос. На небе летала девушка и не прощала
меня. Гэлос ее звал меня. Утром вышел во двор, там трусили орехи (на самом деле никого не
было). Меня начало трусить. Мои вызвали врача…».
Далеко не всегда дело кончается благополучно. Иногда физические и психические
расстройства настолько глубоки, что дай Бог вашим родственникам успеть обратиться за
квалифицированной помощью.
«…Это случилось после крупной продолжительной пьянки. Я начал видеть Бога, сатану,
людей, которые умерли и летали, как цветы. Я слышал звук сильнее грома, который сказал:
«Выходи, тебе пора умирать». Я вышел в указанное место, но расстрел не получился, так как
меня забрала мать. Я пришел, начал колоть дрова. Пришла мать с магазина и спрашивает
меня: «Где ты был?» А я удивился: «Мама, разве вы не со мной были?» А она в ответ: «Нет,
не была». А на другой день я вышел в туалет, только сходил по своим делам, услышал голос:
«Убегай быстрее, сейчас тебя убьют». Я убежал и спрятался, но в окно мне было видно двоих
ребят с пистолетами, которые стояли около окна, ища меня. Я мысленно стал звать на
помощь. И вот нашлась такая сила, которая сказала мне: «Я твоя жена, я сейчас спасу
тебя». Я стал ждать ее, и вот она явилась. Мои враги начали удирать, но не прошло и
минуты, они от нее лежали мертвые. Она вышла из земли и опять уходила в нее,
предупреждая меня, что когда она будет входить, чтобы я не смотрел. Я выполнял ее
приказы. Я был на рыбалке. Но у меня все время путалась леска, и я не мог забросить удочку.
Было много комаров и пиявок. Комары меня кусали, а пиявки ползали по моему телу. Я шел
домой, ноги опухли и были ватные. Мне надо было бежать, потому что за мной следили. Я
шел с опухшими ногами, решил: пусть убьют, но домой дойду. Начал идти, впереди стоят
люди с вилами, топорами. Иду – пускай убьют. Подхожу ближе – они отходят. И так за два
дня дошел домой. Вижу, мать дает еду гусям, а я говорю ей: «Я умираю, мама, а как не
хочется…».
В первой половине второй стадии алкоголизма больного очень тяжело уговорить
лечиться. Обычные отговорки имеют приблизительно такое содержание:
– Куда лечиться? От чего лечиться? Я вон два литра за вечер – и ни в одном глазу.
Работаю, в вытрезвитель не попадал, а ты меня в алкоголики записала. Больного нашла. Сама
ты больная на голову! Сама больная – сама и лечись!
Или:

– Кодировать она меня собралась! Да если бы не ты, я бы, может, и не пил. Язык себе
закодируй!
Безусловно, содержание этих монологов можно было бы передать и в более изысканных
выражениях, но смысл от этого не меняется.

НИКАКОЙ КАПИТУЛЯЦИИ
(из диалогов в приёмной)
– Ты много пьешь, ты не можешь остановиться.
– Захочу и остановлюсь. Я умею себя контролировать.
– Ты приходишь в такой степени пьяный три дня подряд, что не соображаешь ничего.
– Я отдыхал – завершил удачную сделку. Мог я после всего позволить себе расслабиться?
– Тебя пьяного месяц назад раздели, забрали права, бумажник.
– А нашу соседку трезвую обобрали. Она шла после работы. Забыли?
– Ты пропил такую огромную сумму денег. А ведь в семье столько проблем!
– Я их сам зарабатываю. А что, семья голодает?
– У тебя вон руки уже дрожат по утрам.
– Просто у меня работа нервная. Вся жизнь на нервах.
– Посмотри на себя в зеркало – круги под глазами, лицо опухло.
– Это временно. Отосплюсь, и пройдет.
– Ты обещал детям поехать с ними на дачу недельку отдохнуть, а сам укатил с друзьями
гулять да пить.
– Я не гулял, я общался, завязывал нужные отношения. Сейчас все решается за
бутылкой.
– Ты жену ударил по пьянке.
– Так сама довела. Другой за ее слова прибил бы ее. И вообще, не лезьте в мою семейную
жизнь, без вас разберусь.
– С тобой девицы в так называемые командировки ездят. Ты же семью потеряешь.
– Меньше жену слушайте. А вообще на моей семейной жизни это не отражается.
– Ты же клялся на прошлой неделе, что не будешь пить хотя бы месяц. А напился через
день. Тебе лечиться надо. Ты болен.
– Кто? Я болен? Я без причины никогда не пью. А что выпивши, так я же по делу. Я не
алкоголик. Захочу – брошу сам.
Обычно обратиться за помощью способствует какая-либо чрезвычайная ситуация:
семейная, криминальная, административная и др.
«Я считаю, что все дни, связанные с пьянкой, – черные. Откуда взяться светлому, когда
пьяному море по колено (а лужа по уши). Ему говорят: это белое, а он будет утверждать –
черное. Отсюда и у меня очень много черных дней. А один день (точнее, серия дней, но они для
меня слились в один) я, пожалуй, не забуду.
Много строк это не займет, так как детали и подробности пьяный человек опускает,
зато последствия врезаются в память на всю оставшуюся жизнь. Случилось это нынешним
летом. Таня взяла отпуск и уехала к родителям в Полтаву. Я в это время работал на районе и
по приезду, по нашей договоренности, должен был приехать к ним, как это полагается,
оказать посильную помощь на месте и в обратной дороге.
Приезжаю домой с неплохими деньгами и, в порядке расслабления, в честь заслуженного
отдыха, делаю маленький уик-энд.
Компания не заставила себя долго ждать. Набрали мы «горючего», и встал вопрос: где?
Тут я по простоте и щедрости души своей предложил свои апартаменты. Определились мы
сначала в моем дворе. Культурно расположились и начали застолье. По мере выпитого
началось отключение. Ближайшим своим знакомым собутыльникам я предложил отдохнуть
у меня в доме. Так незаметно к ночи мы перебрались в дом. Кончилось тем, что поупивались и
там же поусыпали. На утро началось похмелье, и по нашему околотку пошла молва о моем

сабантуе. Тут все и закружилось. Контроль ситуации был потерян полностью. Приходили,
пили, уходили и снова приносили. Счет, конечно, был за мной. Длилась эта карусель дня три-
четыре.
Закончились деньги – закончилось и веселье. Ехать к Тане мне уже не пришлось. Порядок
навести в доме я, конечно, не сумел, и по приезду ей все стало ясно. Когда она провела
домашнюю ревизию, выяснилось, что шифоньеры и прочая домашняя утварь были
основательно «потревожены». В результате «ушли»: пальто, плащ, свитера, брюки, утюги,
запонки, белье, хрусталь и многое другое.
И в большинстве женское, то есть Танино. Плачевнее результата я и предположить не
мог. И что самое обидное – найти виновных в том пьяном бреду было невозможно. Ведь ни
одна вещь не была пропита. Все украдено. Вот она – черная «благодарность». Для меня в тот
момент чернее этих черных дней ничего не было. Одни только Танины слезы вывернули бы
душу даже у камня…».
Во второй половине второй стадии дозы алкоголя идут на убыль. Происходят серьезные
изменения в печени. И она не может так добросовестно и полноценно, как раньше,
перерабатывать спиртное. Отравление алкоголем (опьянение) происходит от более малых доз.
Собственно, резко нарушается состояние здоровья вообще. Именно в этой стадии алкоголизм
оправдывает свое название как системное заболевание. Нет ни одного органа, ни одной
системы в многострадальном организме, на которых в той или иной степени не сказалось бы
действие алкогольного яда.
Если на этом этапе начать лечение, многое в здоровье можно еще поправить. И хотя
некоторые состояния перейдут в хронические заболевания, все же по большинству параметров
при отказе от спиртного человек будет чувствовать себя полноценным.
А вот мозг пьющего претерпевает все более серьезные изменения. Заметнее становятся
свойства памяти забывать пережитое в хмельном угаре. Изначально больной не склонен
доверять рассказам родственников о том, что он творил «по пьяни», считая, что они
специально придумывают красочные эпизоды, дабы вынудить его лечиться. Но вот уже
постепенно и друзья по бутылке говорят на эту тему. Далее и сам пациент начинает замечать:
«что-то помню, а что-то – нет». Забывание становится настолько значительным, что часто сам
пьющий может комментировать свое состояние как «добрался домой на автопилоте», «после
третьей ничего не помню» и т.п.
Наряду с забыванием (провалами в памяти) усугубляется потеря ситуационного
контроля. Достаточно часто это дает крайнюю непредсказуемость поведения в питейных
ситуациях. Такое состояние, на мой взгляд, талантливо передано в песне В.Высоцкого «Ой,
где был я вчера». Нередки абсурдные или асоциальные поступки. Раздражительность
перерастает в хамство. Частые спутницы этой стадии
– депрессия и агрессия.
«После очередной пьянки приехал домой в плохом настроении, выпить было негде. Мы с
женой здорово поругались, я психанул и ушел к другу. Его не было дома, я решил проникнуть к
нему через крышу.
Но попал не к нему, а в соседнюю квартиру, за что и отсидел до утра в милиции».
«Мы с утра сидели и пили, водка кончилась, денег тоже не было. На мне числилась
плитка, вот я и нашел на нее клиента. За 700 гривен можно было пировать. Пришел утром –
а там уже милиция. 2 месяца меня тягали, от тюрьмы я ускользнул. Пьянка началась опять,
случай меня не научил».
Становится все более тяжелым похмелье. Страдания больного столь невыносимы, что он
идет на самые разные ухищрения, лишь бы достать средства на «опохмел». Развивается так
называемый «дар писателя-фантаста». На что только не способна фантазия пьющего человека,
лишь бы достать вожделенную дозу!

«…Ми з чоловіком живемо разом вже більше двадцяти років, з них останні дванадцять
він п'є. Вже й каявся і просився, але пройде тиждень-другий – і він знов за своє. Отак і
живемо. Подітися нікуди від нього. Батьки мої померли, він нікуди з хати йти не хоче і мені
нема де з дітьми податися. Втратила всяку надію на кращу долю. Намагалася під п'яний
кулак не втрапляти, та горілку подалі ховаю, якщо в домі щось вижену. Віри в те, що щось
зміниться на краще, давно вже немає. А то було одного разу повірила, що він таки зміниться.
Прийшов був, як завжди, опівночі, ледве ноги переставляє. Але на дивину лагідний. Почав
розказувати, що це він востаннє напився. «Чого, – каже, – ти думаєш, я так пізно прийшов?
Оце ми з хлопцями сиділи та й думали: як же ви, жінки, з нами мучитесь. Скільки вона, ота
клята горілка, горя приносить! Уже здоров'я не те, та й гроші як у прірву йдуть. Ми з
хлопцями твердо порішили: з завтрашнього дня пить не будемо. Все, кидаю! Це ж якби я не
пив, ти уявляєш, як би ми жили? Телевізор не чорно-білий, а великий кольоровий мали б… Як
пити кину, я тобі шубу куплю. Як у головихи. І на море влітку поїдемо. Ти в мене хороша,
заслужила відпочинок. А то все літо раком в огороді, а як зима -то з «кравчучкою» на
Москву… От побачиш – ремонт зробимо. За рік-два машину купимо. Ех, якби я оце раньше
кинув пить, як би ми жили! Скільки ж я тебе ображав? Та, правда, то не я, а горілка.
Пам'ятаєш, як дебош зчинив, що ти в мене гроші забрала? Так то я сам їх пропив, а щоб ти
не лаялась, сказав, що ти взяла. А ще, пам'ятаєш, я приїхав минулого місяця під ранок і сказав,
що дорога була важка, що всі чотири колеса пробив у дорозі і, щоб купити запасні камери, всі
гроші витратив. І то брехня. Ми всю ніч гуляли, а щоб ти нічого не казала, я приїхав під хату,
колеса спустив, а тобі так сказав, щоб не лаялась. Ех, хіба це життя? Все, більше пить не
буду. Завтра починаемо нове життя. Слухай, ти в мене вчора пляшку забрала. Віддай її мені.
Ти бачиш, як я розхвилювався, що й заснуть не зможу. Щоб завтра я її вже не шукав, сьогодні
доп'ю її, останню, а завтра вже пить не буду». Віддала, бо завтра вже вона не треба. Він
випив та й заснув. Я од щастя до п'ятої ранку плакала: нарешті дочекалась. І ми будемо
спокійно жити. В п'ять заснула, в півшостої прокинулась, а його вже немає. І постіль
холодна. Не чула, коли й пішов. У нас двері завжди риплять, як відчиняти. І я на цей звук
завжди прокидалась. А це і двері скрипіть перестали. Мабуть, ще звечора завіси змастив. А
увечері вернувся, як завжди – як темна нічка. З того часу, коли чоловік починає клястися:
«Все, більше не буду», я додаю: «І менше також…»
Вырисовывается форма алкоголизма (систематическая, запойная,
перемежающаяся). Дозы алкоголя нарастают. В первой половине второй стадии они
достигают апогея и могут длительное время держаться на одном уровне, но ближе к
третьей стадии – снижаются. Рвотный рефлекс отсутствует. Ярко выражены как
психологическая, так и физическая зависимость. Но периоды алкогольной эйфории
сокращаются, сменяются состоянием угнетения, а то и агрессией. Это рождает желание
«догнать» дозу, что приводит к системному поражению организма. Нарастают страдания
в период абстиненции. Повышается обоняние на спиртное. Нарастает синдром
палимсестов (отрывочные воспоминания сменяются забыванием все больших отрезков
периода опьянения). Прогрессирует разрушение личности – раздражительность
сменяется хамством, цинизмом, появляется специфический алкогольный юмор.
Положительные эмоции добываются прежде всего за счет спиртного.
К утрате чувства количественного контроля присоединяется утрата чувства
ситуационного контроля (управление транспортом в состоянии алкогольного опьянения,
выпивки в случайных компаниях).
Начиная со второй стадии, больному без посторонней помощи отказаться от
спиртного практически невозможно, хотя иногда он может выдерживать какой-либо
длительности трезвые интервалы.

«ОСТОРОЖНО, ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ…»
(третья стадия алкоголизма)

– Ну, что? Опять вчера дома выволочка была?

– Не то слово. На порог не пустила. В подъезде ночевал.
– Чудак. Ты, прежде чем позвонить, разденься догола. А как она дверь откроет, бросай
туда свои шмотки. Голого не оставит в подъезде.
На другой день.
– Ну, как, пригодился мой совет?
– Все сделал, как ты говорил. Двери открылись, я бельишко туда – шваркІА тут она
чужим голосом громко говорит: «Осторожно, двери закрываются. Следующая станция
«Маяковская».
Нарастают физические и психические изменения личности. Еще больше, чем ранее,
снижается критика по отношению к себе и своей болезни. Беспечность и благодушие
перемежаются грубым цинизмом и плоским алкогольным юмором.
«Мой родной брат старше меня на 6 лет. Сколько я его помню, это был здоровый,
сильный, закаленный, ничего не боящийся парень. Работал он на севере, там спился, и его
попросили уехать оттудова. Приехал домой к матери, сломал ногу, дали 120 рублей. Без
выпивки не мог жить и дня, ночью тоже должна была стоять бутылка под кроватью. И вот
настал тот день, 1985 г. Водки-вина не стало, самогонщицы, которых не поймали, ушли, как
говорится, в глубокое подполье. Настала «голодовка». Но у моего брата ее не было – он нашел
выход. В магазинах по блату он брал тройной одеколон. Я удивлялся – по шесть-семь
фонфурей. Пил, не поднимаясь с кровати. Сейчас его нету больше 3 лет. Я вот тут
рассказывал ребятам эту трагедию. И один среди них говорит: «Я тоже пил, но не больше
одного фонфуря в день». Я посмотрел на него и сказал: «Посмотри на себя, ты и от одного
уже стоишь возле ямы – худой, лысый. А дай тебе два?..».
Эмоциональная сфера крайне неустойчива: слезливость или умиление тут же могут
смениться раздражительностью, злобностью и даже агрессией.
Стремительно рушатся производственные и семейные отношения даже там, где они хоть
как-то теплились.
Алкоголик утром, поднося бокал с пивом ко рту, спрашивает:
– Душа, употребляешь? Измученная душа в ответ:
– Нет!
– Душа, в последний раз спрашиваю – употребляешь или нет?
– Не могу!
– Тогда подвинься, а то оболью.
Если такого человека и держат на работе – то только потому, что мы помним: пьют у нас
те, у кого золотые руки, светлые головы и добрые сердца. И даже остатки накопленных
алкоголиком ранее знаний иногда являются настолько значительно выше в сопоставлении со
знаниями других членов коллектива, что руководство терпит его безобразное поведение.
Несколько лет назад ко мне обратились сослуживцы одного талантливого ученого с
просьбой помочь ему преодолеть алкогольную зависимость. Я поинтересовалась, почему же
они раньше не помогли ему с лечением. Ведь можно было поставить ультиматум вроде «или
пьешь, или работаешь». Руководитель группы ответил, что это невозможно. Их страдающий
тяжелой формой алкоголизма коллега за те редко случающиеся недели трезвости обычно
создавал то, чего всему коллективу не удавалось достигнуть за годы работы.
Больной спокойно воспринимает угрозу потерять работу. В кругу его собутыльников уже
есть те, кто перешагнул и этот рубеж. Они всегда утешат: «Поедем на шабашки». Но подобное
решение проблемы только снимает последние ограничительные рамки при общении со
спиртным.

«Вспоминается моя работа в селе по договору. Как только получали деньги, спешили
обмыть получку. Сначала берем «чернило» в магазине, мало показалось, идем километров за
пять в другое село. Брали трехлитровый бутыль и продолжали веселье. В комнате накурим
так, хоть топор вешай. Остатки зарплаты завозили домой, а в понедельник с тяжелыми
мозгами встречались на работе и мечтали, что можно поменять на самогон. Это
продолжение той же пьянки. После перепоя самочувствие отвратительное, тошнит, есть
не хочется, а когда закуришь, появляется страшная рвота».
Семьи пьющих ребят держатся обычно на их родителях, детях и женах. Мамы в святой
любви.до конца дней помнят, какими ласковыми и добрыми были их ныне пропащие дети, и с
достойным низкого поклона упорством продолжают бороться за семью сына. В Украине
говорят: «Годять невістці, як лихій болячці». Просят: «Я его повезу, полечу, он снова станет
примерным мужем, будет как раньше».
Дети тоже вносят свою лепту в сохранение семьи: «Не выгоняй папу, он хороший, он в
прошлом году шоколадку покупал». Но самый большой груз ложится на плечи жен
алкоголиков. Их с полным правом можно назвать декабристками. Обычно такие женщины
проблемы личностного роста, карьеру, заботу о своем здоровье и внешности отставляют на
задний план. Если спросить жену алкоголика, что для нее является счастьем, она почти всегда
ответит: «Чтобы муж не пил».
И хотя на работу она чаще всего провожает вас словами: «Щоб ти пішов і не вернувся!»,
«Щоб ти смоли гарячої напився! Доки ти мою кров будеш пити?!» – это только подтверждает
ее слепую и неистовую любовь к вам. Не верите? Ответьте мне, пожалуйста, сколько бы дней
вы жили со своей женой, если бы она пила так, как вы? Приведу один из самых популярных
ответов: «Я б два дні потерпів, а потім, як курці, голову до колодки і одрубав би. Щоб знала,
як себе вести!» Но она ведь не рубит, а терпит.
Смертность больных в третьей стадии алкоголизма высокая. Прогрессирует истощение
всех органов и систем организма, происходят необратимые изменения, обостряются все
имеющиеся заболевания, часты приступы депрессии.
Обычно печень пьющего настолько изношена, что человек хмелеет от сравнительно
небольших доз спиртного. То, что раньше выпивалось за вечер, уже распределяется на день.
Алкоголь принимается дробно, с промежутком в 1,5-3 часа. Часто больной переходит от
крепких изделий к более слабым. Возможно употребление суррогатов («трубы горят» -чем бы
ни залить, лишь бы полегчало).
«После страшного двухнедельного запоя остался дома один с 7-летней дочерью. А
похмелиться надо – просто невмоготу. У жены-фармацевта всегда хранились какие-то
растирки на спирту. Обшарив все, ничего подходящего не нашел. И вдруг на подоконнике
флакончик. Ура! Наливаю в рюмку, выпиваю не закусывая. Выхожу во двор закурить – и вдруг
в пот. Понял, что выпил что-то не то. Начал промываться. В глазах потемнело, пульс
пропал. На четвереньках залез в комнату, успев сказать дочери, что умираю. Через 10 минут
на вызов соседки приехала жена со «скорой». Отходили. После того случая не пил всего две
недели. Но понял, что хожу по лезвию бритвы».
«…Все началось после кино, часов в девять вечера. Решили выпить. На четверых купили
три литра самогона. Чем закончилось застолье – не помню.
Утром, на следующий день, проснулся на ужасное похмелье, ну и, естественно, начал
искать похмелье. Минут через 15 я нашел в сарае пол-литровую бутылку со спиртовой
настойкой какой-то травы. Сначала выпить боялся, но похмелье делало своё, и я решил
выпить сначала 100г. Выпил даже меньше. Через 5 минут стало тяжело дышать, перед
глазами поплыли круги. Еще через пару минут я потерял сознание. Очнулся часов через 5 в
своем городе, в отделении реанимации. Надо мной стоял врач и сестра. Врач говорил: «Пульс
35, давление 70 на 40». Сильно кружилась голова, была слабость, поэтому я не разговаривал.

Через час мне стало лучше – дали укол, и я заснул. На второй день было уже лучше. И я узнал,
что отравился настойкой корня чемерицы, которую дают животным: 50г. на ведро воды…»
«Был один товарищ. Сейчас его нет в живых, он ушел из жизни из-за вина. Мы с ним
учились в школе, в профтехучилище. Он выпивал в то время, как и я. Это было после
окончания училища. Мы часто встречались и, конечно, при встрече выпивали. Как-то иду, а у
него дома народ столпился, ну я спросил: «Что такое за сборище?», а мне говорят: «Дружок
твой запоролся, Бог прибрал». После выяснилось. Друг был с похмелья. А в хозмагазине
продавалась наподобие денатурата жидкость в 0,5 л. бутылках, только синего цвета. По
нашему ее называли синюхой. Он похмелился этой самой синюхой. Как сидел в кресле около
телевизора, так и умер в нем. На него было страшно смотреть, нос и уши были синего цвета,
как цвет синюхи. В то время товарищу было 19 лет.»
Нередко больной не нуждается в собутыльниках и пьет в одиночестве.
«Товариство невелике, зате добре»,
– сказав чоловік, п'ючи вино на самоті.

«Трезвых» дней почти нет. Пьющие люди в этой стадии чаще всего теряют свою
производственную квалификацию, – живут за счет остатков ранее накопленных знаний и
опыта. Чтобы заработать на «опохмелы», согласны выполнять какую угодно, первую
попавшуюся под руку, работу, а то и стремятся вообще не работать, часто ведут
паразитический образ жизни. Рни теряют интерес к жизни, в большинстве случаев
сопротивляются противоалкогольному лечению, а если их даже и удается убедить обратиться
в лечебное учреждение, то чаще всего они, подлечившись и отдохнув, через некоторое время
снова возвращаются к прежнему.
Все более угасает, сокращается во времени состояние алкогольной эйфории,
постепенно входит в жизнь депрессия, сменяющаяся вспышками злобы и агрессии.
Переносимость алкоголя снижается – дозы уменьшаются, восстанавливается рвотный
рефлекс. Но потребность в спиртном высокая и становится практически непреодолимой
после утреннего употребления. Похмельные страдания настолько высоки, что спиртное
используется прежде всего как обезболивающее. Нередко больные начинают воровать,
выносить за бутылку. Если обычные изделия недоступны, в ход могут идти суррогаты.
Высокая потеря количественного и ситуационного контроля (обычно пьют до тех пор,
пока есть спиртное или «до упора»).
Нарастает разрыв производственных и семейных взаимосвязей. Алкоголизм
практически всегда систематический или же запои очень длительные. Быстро
развивается социальная, физическая и психическая деградация личности. Критика по
отношению к своему состоянию в преобладающем большинстве случаев отсутствует.
Если больной оказывается без поддержки окружения -сам на сам со своей болезнью
– он обычно пополняет ряды бомжей и бичей.
«…Жил я нормально, как и все. Высшее образование (инженер), жена, ребенок. Но…
Да, выпивал, но от случая к случаю и всегда «по делу». Т.е. была причина. Заработаемся
с ребятами допоздна, идем на рыбалку, на стадион… Проект оригинальный поволокли во
внерабочее время… У нас сколотилась своя группа. Но выпивали умеренно, для снятия
психологических нагрузок.
Время шло. Лет пять-шесть? Однажды, когда собрались мы с ребятами в сауну,
оглядел я их – четыре человека – и вдруг подумал. Коллективчик наш переменился. Многие
ушли, другие вместо них.
В сущности, удивило другое. Кто вместо них? Например, Витька, с которым учился в
институте. Я и там его избегал и после сторонился. Теперь он сидел передо мной и дул пиво.

Причем это удивление прошло, как будто в пару с потом вышло. Витька так Витька.
Подумаешь, бездарь. За проекты мы теперь не брались. Надо отдохнуть.
Но тут запсиховала жена. Якобы превращаюсь я в алкоголика. Я стал за собой
следить… На работу хожу? Хожу. Семья есть? Есть. Соображаю? Соображаю. Какой же я
алкоголик? Правда, мне разонравилось ходить в театр, я меньше стал смотреть телевизор и
совсем перестал читать. Но все это естественно. Мне под сорок. Не мальчишка. В
молодости я презирал стадность. Хотелось быть оригинальным, самим собой. Теперь же я
ревниво следил за людьми, желая быть как все. Чтобы не выделяться. Все трезвые, и я
должен казаться трезвым. Домой я захватывал бутылку пива и скоренько выпивал ее на
глазах у жены – якобы от нее захмелел. Какое-то время этот номер проходил. Но потом
жена догадалась.
Что за дела? Сколько я знаю приличных людей, в меру выпивающих! Сколько артистов
пьет, и даже народных. Сколько писателей, классиков. Есть отличные ребята, мастера на
все руки, но закладывают. Между прочим, я ни разу не выпил без повода. Устал, не ладится
работа, не дали премию, поругался с женой, вырвал зуб…
Зато я перестал есть, не хотелось. Дни летели, но я очутился как бы вне времени и
пространства, вернее, я жил в своем собственном измерении и окружении. А еще жил я
постоянно с двумя мыслями – как выпить и как это скрыть. Второе давалось труднее. Чего
только не придумывал… Чем-то зажевывал, чем-то запивал, прикидывался больным – хоть
сумасшедшим, – но только не пьяным.
Как я работал? Старательно, так старательно, что этого и не требовалось. Какой-
нибудь пустяк делал упорно и долго. Начинал дело по несколько раз. Забывал, потел, появилась
неточность движений…
Когда же все узнали, что я пью, успокоился. Вроде бы все заботы отпали, кроме одной –
прямо ходить, членораздельно говорить, на человека не дышать.
Впрочем, и эта забота отпала: меня уволили. Я зажил в своем туманном мире, где не
было ни работы, ни жены, ни друзей. В моем мозге остались только воспоминания, которые
стал я переживать заново, по несколько раз, да сны страшнее атомной войны. Вроде бы, все
этапы падения кончились… Нет, еще не все – я испугался, что отключится сознание…»

* * *

«Подумаешь – с женой не очень ладно,
Подумаешь – не ладно с головой.
Подумаешь – ограбили в парадном,
Скажи еще спасибо, что живой.
Ну, что ж такого – мучит глаукома,
Ну что ж такого – начался запой,
Ну что ж такого – выгнали из дома,
Скажи еще спасибо, что живой.
Плевать – партнер по покеру дал дуба,
Плевать – что снится ночью домовой,
Плевать – в «Софии» выбили два зуба,
Скажи еще спасибо, что живой.
Да ладно – ну, уснул вчера в опилках,
Да ладно – в челюсть врезали ногой,
Да ладно – потащили на носилках,
-Скажи еще спасибо, что живой.
Кому сказать спасибо, что живой?»

О БИЧах

По личностным особенностям человека во многом можно предположить, согласно каким
закономерностям будет развиваться алкоголизм – станет ли он типичным, злокачественным
или же течение его будет ближе к доброкачественному.
Мне хочется остановить взгляд читателя на людях, которым народ дал сленговое
название – бичи.
БИЧ – это бывший интеллигентный человек, эволюция жизненного пути которого легко
вмещается в формулу:
способный – очень способный – способный на все.
Ибо чем выше интеллект, тем изысканней он умеет оправдывать собственное безумие.
И однажды наступает момент, когда в эскадрилье «человек-бутылка» спиртное
становится ведущим, а пьющий – ведомым. Алкоголь впрягает несчастного в удавливающую
упряжь похмелья и влачит по комьям всё нарастающих потерь на плаху бесславной кончины в
сословие бичей.
Причины изначальной дружбы интеллектуалов со спиртным и пути их погружения в
алкоголизм могут быть различны. Соответственно вырабатывается и поведение людей,
вкусивших напиток от «зеленого змия». Здесь даже есть свои стойкие категории. Я выделяю
наиболее типичные.

ШОУМЕНЫ

Большей частью талантливые, но слабовольные. Среди них много представителей
творческих профессий и завсегдатаев светских тусовок.
Эмоционально нестабильные, капризные, ради минутной славы они с легкостью
совершают необдуманные поступки.
Шоумены могут спустить за вечер-два долгожданный гонорар, причем делают это
демонстративно, шокируя окружающих.
В период, когда их жизнь не очень богата на удачи, для них внешние проявления
почитания – нередко единственная возможность обратить на себя внимание. И возлияния за
счет почитаемого – очень удобный инструмент для проведения такого шоу.
Обычно эти люди, даже ощущая алкогольное падение, пытаются до последнего
сохранить внешнюю респектабельность и благополучие.
Ночуя вне дома, умудряются трясущимися руками побриться, речь их хотя и обедняется
со временем, но бранные слова из алкогольного лексикона в ней встречаются редко. И даже
совсем опустившись, порой берегут, как святыню, какие-либо аксессуары, вещи (например,
шляпу или галстук), связывающие их память с благополучным прошлым.
Привычка быть «князем на пиру» очень живуча. Только банкеты в связи с оскудением
кошелька переносятся из перворазрядного ресторана вначале за барную стойку, а затем и
вовсе под пивную бочку. Круг почитателей сужается до «халявщиков» и «шаровиков».

ДЕНЬГИ ЕСТЬ – ВСЕХ УГОЩАЮ

«…Я когда выпью – тогда добрый. Деньги есть – всех угощаю. Вот тогда и «друзей» у
меня много. Не раз случалось: за мои деньги меня напоят, а если еще что-нибудь останется –
вытянут и бросят меня одного…»
Если за «шоуменов» не борются родные или почитатели их былых талантов, они очень
быстро оказываются на социальном дне.

ФАНТАСТЫ

Большинство из них далеки от интеллигентности, но с претензией на нее. Практически
все способные и даже талантливы, но зачастую ленивые. Многие начинали заниматься в вузах
и техникумах, но могли бросать учебу. У фантастов часто диагностируется какая-либо из
форм психопатии.
Достигая в реальной жизни (причем во многом из-за собственного нежелания трудиться)
очень посредственных результатов, компенсируют недостигнутое придуманным.

Стремясь всегда быть в центре внимания, они сочиняют о себе вымышленные истории,
преувеличенные и приукрашенные. Склонность к гиперболизации при постоянной тренировке
и развивает яркий талант «писателя-фантаста».
Постигая на практике истину, что люди смешны не столько теми качествами, что им
присущи, сколько теми, которые они пытаются изобразить, не обладая ими, «фантасты»
начинают глубоко психологически страдать. Это способствует быстрой алкоголизации
личности.
От природы склонные к эгоистичности, самовлюбленные, они сочиняют немыслимо
трогательные истории своего падения, где всегда выступают жертвами интриг негодяйки-
жены, тупицы-шефа, продажных друзей или системы.
Повторяя много раз придуманное, со временем «фантасты» сами начинают верить в
правдивость своих историй.
К сожалению, если вовремя не начать лечение, алкоголь глубоко прячет их достоинства,
одновременно открывая дверь для всех пороков. Спиртное выступает в качестве плотины,
которая превращает чистый в детстве родник души неуемного выдумщика во все более
загнивающее и разлагающееся болото.
В свои нечастые трезвые промежутки «фантасты» как бы блекнут, теряют яркость речи и
поступков. Такое состояние очень правдоподобно отражает некогда популярная песня
«Молодая»: «Ты живешь, как будто спишь, а в бессоницу грешишь…»
Без алкоголя им жизнь кажется пустой, а то и бессмысленной. Именно от «фантастов»
чаще других я слышу откровение: «Алкоголь приносит в мою жизнь 80 процентов
удовольствий. Отказываясь от спиртного, я отказываюсь от 80 процентов радостей».
Что на это ответить?
Разве что привести народную мудрость: «Вино будит разум, чтобы уложить его спать
поудобнее».
Поэтому для большей эффективности лечения очень полезно в период реабилитации
пройти дополнительный курс лечения вначале у психотерапевта, а затем у психоаналитика.
«…Небо было рыхлым И огромным
Переулок- маленьким и тёмным.
Упираясь в небо головой,
Человек стоял на мостовой.
Ночь катила чёрные шары,
Через все проезды и дворы.
Человек шагнул среди дороги,
Расставляя медленные ноги.
Постоял. И, шаркая булыжно,
Сделал шаг. И замер
неподвижно
И опять шагнул.
И покачнулся.
Будто от беспамятства
очнулся. Глухо вскрикнул.
Как перед концом.
И упал.
На камни.
Вниз лицом.
Он упал, а тишина стояла.
Дождь повис над бездною
квартала.
Полночь шла. Потом
остановилась.
Молча над упавшим наклонилась.

…А в пяти шагах от перекрестка
Глаз мой видит девочку-подростка.
Рыжая косичка на ветру
Дождь ведёт с ней зябкую игру.
– Маленькая, что тебе здесь надо?
Спать пора. Зачем ты здесь одна?
Каменная чёрная ограда.
Скользкая холодная стена.
Рваная топорщится юбчонка
Плачет неутешная девчонка.
У холодных стен, среди
квартала,
Сколько раз вот так она стояла ?!
Сколько раз у сбитого крыльца
Поджидала
пьяного
отца?!
Оттого и плачет. Тонко, тонко…»
Сергей Островой. Из «Баллады о пьяном отце»
ЖЕРТВЫ СИСТЕМЫ

Специалисты британского монетного двора установили, что стены цехов за почти
столетнее существование этого заведения покрылись более чем 1000 унциями (почти 30 кг)
золота в виде испарений. Штукатурку решено было поддать специальной обработке для
извлечения драгоценного металла.
(Из газетной публикации)
Ничто не проходит бесследно. Все, с чем соприкасаемся, оставляет на нас свой
отпечаток.
Вот и алкоголизм в нашем обществе стал спутником, профессиональной болезнью
многих малых и больших руководителей.
Эпоха застойно-застольного периода посеяла питейные традиции, которые буйно цветут
и в наши дни.
Если вы не выпиваете с коллегами – значит, выставляете себя более значимым,
загордились; не участвуете в трапезе с заезжей комиссией – нельзя доверять, может «сдать»; не
пьешь с начальством – не уважаешь, а то и, не дай Бог, подсиживаешь.
Экономическая несуразица деловых будней до предела перенапрягает нервную систему.
Поэтому вскоре банкеты и фуршеты становятся местом отдыха, а спиртное – средством для
расслабления. К тому же, как известно, на подобных мероприятиях завязываются нужные
знакомства и совершаются предварительные переговоры о заключении выгодных сделок.
Именно сочетание этих двух факторов: раскрепощающая атмосфера и достаточно
деловая насыщенность таких застолий со временем делает пьянки необходимым атрибутом,
как бы неотъемлемой частью распорядка дня.
Выпивая вначале «для годится», «из уважения», «за компанию», человек все глубже
втягивается в алкоголизм. Ведь стольким ты, оказывается, нужен, и каждый хочет
засвидетельствовать почтение. Жены подобных пациентов обычно горько сетуют: «Если бы не
эта работа».
Хор сладкоголосых подхалимов и льстивые речи всех, кто просто пользуется ситуацией,
за бутылку хочет решить свои проблемы, воспитывает у пьющего безмерное уважение к
самому себе. А это, в свою очередь, может привести к развитию состояния, которое в
медицине называется очень определенно – «мания величия».

К сожалению, со временем у такого человека постепенно утрачивается чувство реального
учета возможностей, нарастают провалы памяти и ему трудно иногда, например, вспомнить, о
чем же договаривались вчера.
«Раньше я думал, что при помощи водки можно провернуть любое дело, завязать
знакомство, достать товар. Потом убедился, что скоро связи обрывались, обещанное
забывалось, уходило в забытье. И что это за пьяный друг? Завтра это совсем чужой человек,
попросту – собутыльник».
В окружении остается в основном круг лиц, чей угол прогиба спины свидетельствует о
несомненной лояльности. Надеяться, что кто-то из них поможет выбраться из беды, не стоит.
Вся тяжесть спасения «жертвы системы» ложится прежде всего на плечи родных и близких.
Если лечение начать вовремя, прогноз благоприятен. Причем интересно, как прошедшие
курс лечения руководители решают ситуацию с застольями. Один председатель колхоза
рассказывал: «А я взял зама. Он пьет, а я присутствую. У него печень здоровая пока, а моя уже
не позволяет».
Хочу также отметить, что если алкоголизм развивается доброкачественно, без ярко
выраженных мозговых нарушений, пьющие интеллектуалы могут и в третьей стадии
алкоголизма еще долго оставаться на своих должностях, прячась во время запоев от людей
дома, под защитой больничных листов.
Пьяный никак не может затолкнуть карточку в прорезь автомата.
– Напился, а еще таксист, – сказала прохожая.
– С чего взяла?
– Шапка таксистская.
– Да, – задумчиво произнес пьяный, – а была ондатровая.
ЛЮБИМЫЙ РЕБЕНОК

Я вычисляю их в зале по соответствующей позе и взгляду. Даже на неудобной табуретке
(в порядке эксперимента проверяла лично) они умудряются небрежно полурасслабиться-
полуразвалиться. В глазах снисхождение обитателя Олимпа к грешным землянам, а иногда и
откровенное равнодушие. Жена обычно или льнет к нему, прижимается плечиком или сидит,
внутренне собравшись, как натянутая струнка. У таких жен часто бывает обреченный или
беспросветно печальный взгляд.
В эту категорию попадает много очень талантливых детей, которым с малых лет
«передозировали» свою любовь взрослые. Обычно это единственный ребенок, бабушкин внук
или младшенькое дите в семье.
Дело в том, что пока этого почти гениального ребенка взращивают, он успевает усвоить
стиль отношений «Солнце-планеты». «Солнце» – конечно, он, а все вокруг вынуждены
вращаться вокруг него по своим орбитам. «Солнышко» улыбнулось – всем тепло и хорошо,
нахмурилось – «спутники» прозябают в холоде, грусти и тревоге.
Повзрослев, они с удивительным талантом выбирают в спутницы жизни девушку из
категории «жена-мать». И даже меняя жен, что довольно часто бывает биографическим
фактом у «любимых детей», они умеют безошибочно выбрать ту, которая будет жить для него
и ради него.
Привыкшие получать от жизни по максимуму в детстве, повзрослев, они часто
становятся откровенными гедонистами.
Постоянная потребность в развлечениях приводит к поиску новых источников
удовольствий, а праздность и безделье способствуют быстрому развитию алкоголизма.
«Любимые дети» до самой старости могут предъявлять жизни требования «любимых
детей». Они во всем считают себя исключительными. И часто в 40 лет в их глазах светится

беззаботность 16-летнего подростка. Они не утруждают себя мотивацией каких-либо
эгоистических поступков, аргументируя свое поведение фразой вроде: «А мне так удобно».
Обычно алкоголизм у них развивается в молодые годы. Но признавать себя больным эта
категория ребят почти никогда не желает. Винят в своих проблемах обстоятельства, друзей,
непонимающих, несострадающих жен, общество, наконец.
У «любимых детей» гораздо раньше, чем у других, диагностируется так называемый
«объект агрессии при алкоголизме». Т.е. синдром алкогольной анозогнозии выражен намного
ярче. За их несложившуюся судьбу должен отвечать кто угодно, только не они сами. А если
уж и признают со временем (обычно это происходит в случае чрезвычайно накалившейся из-за
пьянок обстановки) у себя алкоголизм, то у них он должен быть особенным. Что удивительно,
зачастую эту точку зрения разделяют их родственники. Они почти всегда просят полечить
любимых чад на дому, суля за это тройную плату. Причем причина отказа прийти в центр
вовсе не стеснительность. «Ну вы же понимаете, какая аудитория там собирается, – это обычно
объясняет мама «любимого ребенка» – он же не может находиться в такой среде». А я бы и
рада помочь, хоть на дому, хоть где-либо иначе, да ведь трезвенные убеждения нельзя завезти
в душу, как бусы папуасам.
Исходя из моего опыта, перспективы у «любимых детей» таковы. Чем раньше их
окружение станет более требовательным, а сами пьющие проведут тщательный анализ
крушений в своей судьбе, тем благополучнее исход болезни.
В противном случае жизнь «любимого ребенка» сгорает в факеле разнузданных эмоций.
А от некогда ярко искрящегося таланта остаются только жалкие руины интеллекта.
«…Как гласит пословица: «Дети родителей не выбирают». Соответственно – и Родину.
Так вот, это и есть моя судьба, и не только моя, но и миллионов детей, таких, как я,
родившихся в социалистическом лагере. Или, по правде говоря, родившихся в концлагере под
названием СССР.
Так вот, эта моя душевная боль передалась мне с материнским молоком. Я рос, как
затравленный зверёк, но с великими идеями Сталина. Так, ежедневно уроки начинались с
урока пения, где мы пели: «Русский с китайцем братья навек». Но мы прекрасно знали, что
одними идеями человек сыт не будет. Рос я, росло моё мировоззрение. И уже в свои неполные
19 лет я столкнулся с такой трудностью, как «политика». Но здесь ясно, мы все знаем басню
дедушки Крылова «Волк и ягнёнок», где у сильного всегда бессильный виноват. Я остаюсь без
работы и вынужден выезжать в другие регионы в поисках хотя бы куска хлеба. И вот эта
политическая нестабильность нашего государства и переход власти из рук одного монарха в
другие, а мы оставались придатком к этому могучему государству, без элементарных прав.
И довело меня общество, как и всех нас, к поискам успокоения души своей в «оковитой»…»

КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЕЙ
Под мостом сидят два бомжа.
– Что бы ты сделал, если бы выиграл миллион? – спрашивает один другого.
– Построил бы мост.
– Мост? Зачем?
– Всегда приятней спать под собственным мостом.

Есть тип людей, талантливых, но часто ленивых, которые пребывают в постоянном
поиске нанесенных им оскорблений.
Они формируют свой стиль отношений еще в детстве. Чаще всего стереотип поведения
такого ребенка был привычным для его семьи и сложился как подражание кому-то из
взрослых.
С малых лет одна из частых фраз, повторяемая юным «коллекционером обид», будет что-
то вроде: «Это нечестно!». Нечестно, что сегодня его очередь мыть посуду, нечестно, что на
день рождения брата подарки приносят только брату, несправедливо, что соседскому

мальчику разрешают гулять на улице на полчаса больше, и т.д. и т.п. Такой ребенок всегда
подозревает, что чужие конфеты слаще, а свой кусок пирога всегда черствее.
С возрастом укрепляется привычка смотреть на мир с завистью и мыслить о себе, как о
человеке, к которому судьба несправедлива.
«Коллекционеры» находятся в постоянном поиске свидетельств эгоизма окружающих.
…У Валентины любимый вариант злодея – человек, не отдающий долги. Поэтому она
охотно одалживает деньги при малейшей возможности. Иногда даже вместо просимой одной
гривны она дает две. А затем жалуется на тех, кто отдает не вовремя или забывает отдать
вообще. Ей часто советуют: «А ты не одалживай». Но ведь в таком случае Валентина лишится
удовольствия обличать мир в его грехах.
…Сокурсники Дмитрий и Александр работают врачами ординаторами в разных
больницах. Заведующий Диминым отделением трагически погиб в аварии, и Дмитрия
назначили на его место. После этого Александр с ощущением личной оскорбленности
рассказывает коллегам, как удачлив Дмитрий и как не повезло ему.
Еще пример. Светлана и Марина подруги. Света купила себе на распродаже отличные
красные сапожки за полцены. И хотя Марина не носит красное, тем не менее уже которую
неделю дуется на подружку: «Себе отхватила, а обо мне не вспомнила».
Перечень подобных историй можно продолжить, но люди с такими чертами характера
утомительно воздействуют на других и в жизни, и на бумаге. Независимо от того, как они
выражают свое неудовольствие жизнью и окружением – предпочитают «дуться», молча
собирая «досье» о непорядочности мужа или подруги, в длительных кухонных разговорах
занудно сетуют на несправедливость судьбы или с ядовитым сарказмом злобствуют,
характеризуя приятелей.
Любая чужая удача для таких людей кажется собственной бедой. Причем для
«коллекционеров» нет слишком мелких обид.
Их знакомые со временем вынуждены тщательно фильтровать информацию о
собственной жизни и своих успехах, лишь бы избежать жалоб и нытья.
Страдая сами от подобных издержек характера, «коллекционеры несправедливостей» тем
не менее чаще всего и не собираются пересматривать свой образ жизни. А чтобы было не так
больно, они заранее ограждают себя от разочарований. Даже если все складывается хорошо,
они постоянно ждут, что вот-вот сбудутся самые худшие их предположения.
Девиз их жизни – поговорка «Не с нашим счастьем».
И даже когда все прекрасно, такой человек не верит ни в удовольствие, ни в успех.
Вечная подозрительность – его спутник. А подобное поведение может спровоцировать даже
самого преданного друга на разрыв отношений. Ведь кому охота видеть вечно надутые губы,
разуверять в несуществующих бедах и несовершенных изменах? Но для «коллекционера» это
служит подтверждением известной ему аксиомы: «Порядочных людей нет, и счастья в жизни
тоже».
Понять? Простить? Ни за что.
Демонстрируя свою обиду, «коллекционер» приобретает своеобразную власть над
мнимым или настоящим обидчиком. Ведь тогда «обвиняемый» должен оправдываться,
каждый раз доказывать свою преданность или доброе отношение. А прощение – это отказ от
власти.
Собиратели обид даже не предполагают, что жизнь можно прожить иначе, если
научишься более по-доброму относиться к людям. И они заползают в свое недоверие к миру,
как улитка в ракушку. Этот метод приспособления хотя и смягчает в какой-то степени тяжесть

переживаний, но выстраивает непроницаемый забор перед чувствами, дарящими счастье –
любовью, привязанностью, нежностью.
Необходимо подчеркнуть, что это состояние губительно не только для дружеских
отношений с окружающими, а прежде всего для самого собирателя обид.
Накопление отрицательных эмоций приводит к саморазрушению личности. Часто при
этом человек пытается нивелировать свой внутренний мир алкоголем или другими
наркотиками.
Но в присутствии алкоголя зависть – пассивная форма неудовлетворения – очень скоро
перерастает в свою активную форму -ненависть, что способствует быстрому уходу из
привычного круга друзей и знакомых.
Ведь известно, что каждый человек избирает тот уровень общения, в котором он
чувствует себя комфортно.
Если обиды можно было до определенного уровня копить в себе, то ненависть
необходимо на кого-то выплескивать. Поэтому они сближаются с людьми, гораздо более
низкими по интеллекту и общественному положению. Такая «дружба» устраивает обе
стороны. Те, кто уже на «дне», гордятся присутствием в своей среде человека образованного.
Это создает иллюзию того, что «мы еще на плаву», «смотри, какие люди с нами сидят». А у
самого неудачника появляется благодарная аудитория почитателей его непризнанной
гениальности, с безоговорочным доверием внимающая его брюзжанию.
Именно в этой среде наиболее часто в обиходе та самая сакраментальная фраза: «Ты
меня уважаешь?»
Правда, иногда, встречая бывших однокурсников или сослуживцев и сравнивая их
успехи со своим положением, они как бы встряхиваются на какое-то время, пытаются
вырваться из порочного круга, дают обещание себе и своим близким. Но, одновременно вялые
и эмоциональные, ленивые и энергичные, «коллекционеры обид» обычно все клятвы очень
быстро забывают и вскоре опять утрачивают ощущение реальности.
Умственное оскудение в таких случаях развивается катастрофически быстро.

МОЯ РЕЧЬ К ВАМ,

СПОСОБНЫЕ, ТАЛАНТЛИВЫЕ И ГЕНИАЛЬНЫЕ
Давайте посмотрим на проблемы алкоголизма с социально-правовой стороны.
Законы большинства государств предусматривают наказание, вплоть до смертной
казни, для людей, умышленно совершающих по разным причинам членовредительство. Чаще
всего подобные случаи встречаются в армии, в спецлагерях, на принудительных работах.
Подобные поступки рассматриваются как симуляция и законодательно наказуемы.
Тогда почему умышленное нарушение психического и физического здоровья посредством
употребления алкоголя считается нормальным? Тем более, что пьющие люди опасны не
только для себя, но и для окружающих. Ведь 90 процентов хулиганских поступков
совершается в состоянии опьянения. А если вспомнить об убийствах и грабежах? Почему
общество считает, что самоотравление и умопомрачение алкоголем опасно только для
самого пьющего? Тогда почему судят членовредителей? Ведь это тоже их личное дело.
Мы получаем при рождении большие кредиты. Здоровье, приятная внешность,
интеллект, любящие родственники – нам даются в кредит от Бога на дальнейшие благие
дела. Чтобы вырасти и отдавать по платежам любовью, милосердием, состраданием.

Получили от Бога, а служим кому верой и правдой? Так, когда мы пьем, к кому мы ближе – к
Богу или к сатане? А если человек получает от одного дары, а возлагает их на алтарь
другого? Как принято называть такого человека? Не предателем ли?
И если хотите судить об этом на уровне мирских категорий, то объясните мне и себе,
как принять уверения человека, что, употребляя алкоголь или наркотики, он таким образом
протестует против действительности, ничего не хочет иметь общего с этим обществом?
Но ведь именно алкоголь переформирует личностей в стандартных, ограниченных существ с
элементарным и для всех пьющих одинаковым набором желаний, слов и даже мыслей. Так
стоит ли все более и более деградировать, превращаться в разложившихся социально,
психически и биологически существ? Бездумно поливая алкоголем подаренные Творцом семена
талантов, растить на поле собственной судьбы буйную поросль сорняков пороков?
И, может быть, права была гениальная Габриэль Шанель, когда говорила: «Нельзя
иметь одновременно две судьбы – судьбу необузданного дурака и умеренного мудреца. Нельзя
выдерживать ночную жизнь и быть в состоянии создать что-то днем. Нельзя позволять
себе еду и алкоголь, которые разрушают тело, и все же надеяться иметь тело, которое
функционирует с минимальным саморазрушением. Свеча, которая горит с двух концов,
может, конечно, распространять ярчайший свет, но темнота, которая последует потом,
будет долгой».